«Дело Цкаева»: а был ли мальчик? Обвиняемые упражняются в перекладывании вины друг на друга

9:47 24.09.2020

Владикавказ. 24 сентября. КрыльяTV — На очередном заседании по «делу Цкаева» в среду огласили показания подсудимых Алана Хохоева и Алана Бигаева, суть которых сводилась к перекладыванию вины за смерть Владимира Цкаева друг на друга. Также, судя по зачитанным показаниям, ответственность за фальсификацию документов о задержании Цкаева и о том, что он сам себе наносил увечья, лежит на их начальстве.

Хохоев и Бигаев, как и остальные шесть подсудимых, отказались давать показания суду и возражали против оглашения их допросов на стадии предварительного расследования. Все они ждут предоставления видеозаписей из камер Иристонского райотдела.

Между тем судья Олег Ачеев зачитал их показания, начав с Алана Хохоева. Он обвиняется по пунктам «а», «б» и «в» ч. 3 ст. 286 (превышение должностных полномочий с применением насилия или с угрозой его применения, с применением оружия или спецсредств, с причинением тяжких последствий) и ч. 4 ст. 111 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего) УК РФ.  Ему грозит до 15 лет лишения свободы, также как Георгию Цомаеву и Шота Майсурадзе.

Алан Хохоев

В показаниях 2016 года Хохоев говорил, что не имел никакого отношения к расследованию ранения омоновца Ролана Плиева, в котором подозревали Цкаева. После утреннего развода он вместе с Спартаком Бузоевым поехал на свой участок и занимался сбором оперативной информации по незаконному обороту оружия. После обеда они вернулись в отдел. Примерно с 15 до 16 часов в кабинет, где были Хохоев и Цомаев, зашел Алан Бигаев, достал противогаз из сейфа и вышел.

В это же время от коллег Хохоев и Цомаев узнали, что в отдел едет начальник полиции по Владикавказу Батраз Елоев, который часто ругал подчиненных за беспорядок в рабочих кабинетах. Тогда Хохоев и Цомаев начали искать пакеты, чтобы, по их словам, убрать бытовой мусор и продукты со стола. Напомним, что результаты первой судмедэкспертизы говорят о том, что Владимир Цкаев скончался от удушья. Когда они нашли пакеты, то увидели в коридоре Бигаева с военно-полевым телефоном в руках, который он занес в 57-й кабинет, где находился Цкаев. Из этого кабинета доносился шум и Цомаев решил пойти и выяснить, что там происходит, но Бигаев не дал ему зайти. После этого Хохоев и Цомаев решили выехать и поесть. По дороге к выходу, Цомаев вновь постучался в 57-ой кабинет. Дверь снова открыл Бигаев, который сказал им не вмешиваться. Вернувшись через час Хохоев отправился на обыск дома Цкаева по просьбе Ацамаза Датиева, а Цомаев уехал по своим делам.

Георгий Цомаев

Хохоев просил следователя провести очную ставку с Олегом Дзампаевым, Ацамазом Датиев, Сосланом Ситоховым и Сергеем Габиев, которые бы подтвердили, что он практически все время находился в кабинете №50, но его просьбу не исполнили.

Свою версию произошедшего в своих показаниях следователю рассказал Алан Бигаев, который заключил доследственное соглашение о сотрудничестве. В частности, он говорил, что видел, как Цомаев, Хохоев и Майсурадзе душили Цкаева пакетом, а Ситохов избивал его и не разрешал вызывать «скорую». Сам же Бигаев все время приводил в чувство Цкаева.

По его словам, 31 октября 2015 года он вышел на работу после обеда. На работе ему стало известно, что в отдел доставили Владимира Цкаева, как подозреваемого в ранении омоновца. Он допросил Цкаева в своем 52-м кабинете, так как место преступления относилось к его зоне обслуживания. Затем Цкаева увели в 57-й кабинет. Бигаев вышел из здания за наручниками, оставшимися в кармане куртки. В коридоре он услышал, что Цкаева нужно отвести к следователю как задержанного и для этого нужны наручники. Он зашел в кабинет и положил их на стол. В этот момент рядом с Цкаевым никого не было.

Алан Бигаев

Примерно в 16.30 Бигаев зашел в этот кабинет и увидел, как Цкаев сидел в наручниках на стуле с пакетом на голове. Цомаев и Хохоев стояли рядом с ним по сторонам и держали его руки, а Майсурадзе был сзади со скотчем в руках. Он попытался выяснить, что происходит, но ему сказали «не мешать». До этого момента Бигаев видел Цомаева и Хохоева, проходивших мимо его кабинета с черными пакетами в руках. Спустя час Бигаев снова зашел в кабинет и увидел ту же самую картину, но его снова прогнали.

Около 20.00 часов он снова зашел в кабинет. На этот раз Цкаев лежал на полу без сознания.

Шота Майсурадзе

«На его лице под глазами были сильные синяки. Кроме того, голова и шея у него были вздуты, будто туда вкачали воздух. Под щетиной на подбородке кровоточили ссадины. Я начал кричать на сотрудников, чтобы с Цкаева сняли наручники. Изо рта у него шла слизь, я сразу вытер его тряпкой, которую намочил водой из кулера. Чтобы не запачкаться я снял себя свитер и остался в одной нательной майке. В этот момент в кабинет зашел Елоев. Я растирал Цкаеву лицо, и он пришел в себя. Я дал ему воды. Когда ему стало лучше, я усадил его на стул и вышел в свой кабинет, чтобы умыться. Я был уверен, что с ним все будет нормально», — говорил в своих показаниях Бигаев в 2016 году.

Не прошло и часа как Цкаева снова начали пытать. На этот раз Сослан Ситохов. Услышав его крики, Бигаев снова зашел в 57-й кабинет и увидел, как он бьет его ногами и руками. Цкаев лежал на полу с замотанными скотчем руками. Бигаев освободил его руки и дал воды.

Сослан Ситохов

Позже Ситохов заставлял Бигаева написать рапорт о том, что Цкаев оказывал сопротивление, но он отказался. Тогда Ситохов сам его написал, а Бигаев расписался «ничего не подозревая». Утром 1 ноября Бигаев узнал, что Цкаев скончался в больнице. Бигаев рассчитывал, что виновные сами сознаются в побоях, но, по его словам, у руководства была совсем другая позиция.

«Пошла тема, что Цкаев сам бился головой об стол и пол и все стояли на этом», — говорил он показаниях в 2016 году.

Начальник отдела угрозыска Сергей Габиев поручил Бигаеву написать рапорт о том, что на Цкаева надевали наручники и в отношении него проводили оперативно-розыскные мероприятия. Бигаев написал от руки, а позже его текст откорректировали, отпечатали и занесли на подпись. В них говорилось, что Цкаев вел себя неадекватно и в отношении него пришлось применить наручники.

«Уверен, что эти документы были составлены по указанию руководства», — уверял тогда Бигаев.

Напомним, когда началось расследование уголовного дела, Сергея Габиева отстранили от службы и даже сделали строгий выговор с формулировкой «за незаконные действия». Экс-начальник допрашивался в суде в качестве свидетеля. Судья предупреждал его, что его вновь пригласят в суд после показаний обвиняемых.

В показаниях Бигаева, также говорилось, что Майсурадзе несколько раз настаивал на том, чтобы свидетель пыток «потерялся», то есть скрылся на время. Бигаев уехал в Краснодар, там же он был задержан.

Подтвердит ли Алан Бигаев свои показания в суде после предоставления видеозаписей из камер райотдела, остается непонятным. Свою вину он не признает. На следующем судебном заседании планируется огласить показания последних двух фигурантов уголовного дела Сослана Ситохова и Шота Майсурадзе.

Рассмотрение резонансного уголовного дела началось 4 декабря 2018 года.

Напомним, что 1 ноября 2015 года Владимир Цкаев в бессознательном состоянии был госпитализирован из отдела полиции в реанимационное отделение больницы и утром скончался, не приходя в сознание. 2 ноября родственники Цкаева вышли на стихийный митинг с требованиями выяснить причину его смерти. На скамье подсудимых оказалось десять полицейских. Их обвиняют в злоупотреблении и превышении должностных полномочий, служебном подлоге и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшим по неосторожности смерть человека.

Другие публикации

См все